Суд по делу Аллы Кенденковой перенесли из-за отсутствия у ответчика юридического образования

Поделиться:
01.08.2018
Акт безнадзорности - основной инструмент ювенальной юстиции.Комментарий адвоката Н.Гольцовой и члена Общественной палаты РФ Э.Жгутовой

АДМИНИСТРАТИВНОЕ   ИСКОВОЕ   ЗАЯВЛЕНИЕ

о признании незаконными действий и решений по изъятию  из семьи малолетних Кенденкова Платона Денисовича 30.01.17 г.р. и Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р. на основании актов выявления и учёта безнадзорного и беспризорного несовершеннолетнего

Ходатайство об истребовании доказательств

 

В связи отсутствием у Административного истца копии обжалуемого в рамках настоящего административного иска распоряжения Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Щёлковскому муниципальному району, городским округам Лосино-Петровский и Фрязино от 14.03.2018 г. № 174-р «О признании нуждающимися в государственной защите и временном помещении несовершеннолетних Кенденкова Платона Денисовича 30.01.2017 г.р. и Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р., в организацию для детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей» и непредоставлением Административным ответчиком Административному истцу для ознакомления указанного выше акта и иных материалов, составленных/полученных в рамках проведения процедуры изъятия Детей (фотоматериалы, опросы лиц, присутствующих при изъятии Ребёнка и т.п.), руководствуясь ст. 63, ч. 5 ст. 125 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, прошу истребовать у Административных ответчиков все материалы, касающиеся изъятия и жизнеустройства после изъятия моих детей Кенденкова Платона Денисовича и Кенденкова Даниила Денисовича

------------------------------------------------------------------------------------------------

 

          07.03.2018 г. двое моих малолетних детей Кенденков Платон Денисович 30.01.2017 г.р. и Кенденков Даниил Денисович 17.02.2016 г.р. (далее – Дети) были незаконно отобраны у меня и помещены сначала в  ГБУЗ МО Фряновская больница, затем в ГКУЗ МО «Фрязинский специализированный дом ребёнка», а впоследствии в ГКОУ МО для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Созвездие».

         

Фактические обстоятельства, предшествовавшие отобранию моих Детей, и описание самой процедуры отобрания:

         

          02-03 марта 2018г. мы с детьми проживали в арендованном мной загородном доме, расположенном по адресу: Щелковский район д. Байбаки, д. 120а. Вечером 03 марта 2018 г.  мы с Детьми по просьбе арендодателя временно покинули  арендованный дом,  так как  арендодатель нашёл, с его слов, очень выгодное предложение сдать дом большой компании  на период с 4  по 11 марта 2018 г. (с 8 по 11 марта – праздничные дни).  Необходимо отметить, что выезжали мы из указанного арендованного мной дома на непродолжительное время – фактически на неделю  и нам было разрешено оставить свои вещи в указанном доме. В связи с указанным с  собой я взяла минимальное количество вещей - только самое необходимое для Детей, забыв в спешке свидетельства о рождении Детей (далее – Свидетельства).  С 3 марта по 6 марта 2018 г. мы проживали в разных гостиницах на территории Щёлковского района Московской области и вечером 6 марта 2018 г.  заселились в гостиницу «Город», расположенную по адресу: г. Фрязино, ул. Институтская, д. 12. Отсутствие свидетельств о рождении Детей проблем в заселении в  гостиницу «Город» не создало, администратору я сообщила, что в случае необходимости на следующий день могу подвезти свидетельства о рождении Детей.

          Утром  07.03.2018 г. в занимаемый нами номер в гостинице «Город» явились сотрудники полиции в сопровождении ещё каких-то неизвестных мне людей, которые не представившись, в грубой форме потребовали у меня представить документы на Детей. Я дала соответствующие пояснения относительно места нахождения свидетельств о рождении Детей. После чего мне было сообщено о необходимости проследовать с Детьми в отдел полиции  по г. Фрязино МУ МВД России «Щёлковское». Я собрала Детей и отправилась в отдел полиции, где мы провели с Детьми достаточно продолжительное время в ожидании неизвестно чего,  потом мне предложили привезти свидетельства о рождении Детей, я отправилась за Свидетельствами, но была возвращена с полдороги звонком сотрудника полиции. Сотрудники полиции сообщили мне, что они сами съездят по указанному мной адресу за Свидетельствами. Я предложила поехать с сотрудниками полиции для того, чтобы найти свидетельства о рождении Детей, т.к. возможности найти Свидетельства в наших вещах у полицейских, по моему мнению, не было ни фактической (сложность найти что-либо в чужих вещах), ни юридической  (отсутствие правовых оснований для фактически производства обыска). Однако, несмотря на мои предложения сотрудники полиции уехали без меня, а позже сообщили, что по указанному адресу арендованного мной дома никто не открыл дверь. Я  неоднократно предлагала сотрудникам полиции сделать запросы в органы ЗГАС для получения интересующей их информации, на что они мне отвечали, что это моя задача представить требуемые ими Свидетельства.

          Я была очень взволнована и напугана сложившейся ситуацией, казавшейся мне тупиковой: мы с Детьми достаточно продолжительное время находились в полиции, Дети устали и капризничали, я понимала бесперспективность поездки за свидетельствами сотрудников полиции, да и вообще у меня всё больше сомнений появлялось в законности того, что с нами происходило. Своими мыслями на этот счёт я поделилась с сотрудниками полиции, на что мне было заявлено, что мои Дети безнадзорные и должны быть помещены в Фряновскую больницу, меня при этом называли «псевдоматерью». На мои возмущения относительно противозаконности всего происходящего мне было сообщено о том, что я веду себя неадекватно и должна пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Для того, чтобы мне отдали Детей я согласилась пройти медицинское освидетельствование, которое подтвердило, что в состоянии опьянения я не нахожусь и абсолютно адекватна.

          Однако к моменту моего возвращения после медицинского освидетельствования Дети были помещены в ГБУЗ МО «Фряновская больница» на основании актов выявления и учёта беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних  (далее – Акты), составленных и подписанных инспектором ОДН ОУУП и ПДН МУ МВД России «Щелковское» младшим  лейтенантом полиции Никитенковой А.Ю. 

            Считаю указанные выше Акты незаконными, грубо нарушающими мои права и  права моих малолетних Детей:

  Мои Дети незаконно и необоснованно были признаны безнадзорными.  Так, в соответствии с абз. 2 ч. 1  Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Безнадзорный - это несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей, иных законных представителей либо должностных лиц. Беспризорный - это безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания.

Итак, законодатель заложил в определение безнадзорного две составные части. Первая  и основная часть: безнадзорный – это несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует. Необходимо обратить внимание, что контроль, т.е. сопоставление текущего состояния с нормой, должен отсутствовать вовсе, т.е. не быть плохим, удовлетворительным, а именно отсутствовать. Контроль за поведением моих малолетних Детей присутствовал, что нашло отражение в протоколе, где указано, что дети находились со мной в гостинице «Город», таким образом безнадзорными Дети уже быть признаны не могли.

Вторая часть определения безнадзорного является полностью зависимой от первой части, раскрывает причины отсутствия контроля за поведением несовершеннолетнего  и самостоятельного правового значения при наличии контроля за поведением несовершеннолетнего не имеет.

          Сам акт выявления и учёта безнадзорного и беспризорного несовершеннолетнего  должен использоваться как по логике законодателя, так и просто согласно здравой логике в ситуации, когда ребёнок находится ОДИН, в связи с чем контроль за его поведением отсутствует (безнадзорный), а также в случае, когда такой безнадзорный не имеет ещё и места жительства и/или места пребывания (беспризорный).

Форма Акта утверждена приложением к приказу Минздрава России и МВД России от 20 августа 2003 г. № 414/633. Наличие в самом конце формы Акта следующего указания «данные о беспризорном и безнадзорном несовершеннолетнем заполняются С ЕГО СЛОВ сотрудником органа внутренних дел Российской Федерации в двух экземплярах», а это в том числе и требуемые согласно форме Акта данные о родителях (законных представителях) несовершеннолетнего, подтверждает, что при составлении данного Акта предполагается отсутствие родителей (законных представителей) несовершеннолетнего. В обжалуемых же Актах все данные о Детях заполнены с моих слов, как это указано в Актах «со слов женщины, которая представилась матерью» Детей. 

Таким образом, мои Дети незаконно в отсутствие надлежащих правовых оснований были признаны безнадзорными, Акты выявления безнадзорного и беспризорного несовершеннолетнего от 7 марта 2018 г. в отношении моих Детей составлены Административным ответчиком незаконно, абсолютно здоровые Дети незаконно были разлучены с матерью и  помещены в ГБУЗ МО «Фряновская больница».

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 г.                                № 3-ФЗ «О полиции»  полиции предоставлено право «проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеются данные, дающие основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, а равно если имеются основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом».

Необходимо указать на то, что личность моя была установлена сотрудниками полиции на основании предоставленного мной паспорта. Требования сотрудников полиции предоставить в качестве документа, удостоверяющего личность Детей,  свидетельства  о  рождении  Детей являются  незаконными, т.к. абсолютно очевидно, что в отношении детей основания требовать документ, удостоверяющий личность Детей, определённые  п.2 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции» отсутствуют.

Кроме того, законодательство Российской Федерации не вменяет в обязанность гражданам Российской Федерации всегда иметь при себе документ удостоверяющий личность – паспорт гражданина Российской Федерации и тем более законодательством Российской Федерации не установлена обязанность родителей всегда иметь при себе свидетельство о рождении своих детей.

Отдельно необходимо указать на то, что само по себе свидетельство о рождении может достаточно условно быть признано документом, удостоверяющим личность и документом, позволяющим установить родственные связи, поскольку утверждённая приказом Минюста России от 25.06.2014 № 142 «Об утверждении форм бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния» форма свидетельства о рождении не включает  в себя в качестве обязательного элемента фотографию гражданина, о рождении которого выдано свидетельство. Таким образом, свидетельство о рождении ребёнка способно лишь подтвердить, что у определённых родителей в определённую дату рождён ребенок, названный определённым именем, и не способно однозначно подтвердить, что именно этот ребёнок является сыном/дочерью определённого родителя и именно в отношении него выдано свидетельство о рождении. Фактически государственный орган на основании лишь свидетельства о рождении ребёнка не может установить, что именно на данного ребёнка выдано свидетельство о рождении и установить наличие родственных связей между конкретным ребёнком и конкретным родителем. Родство устанавливается фактически со слов родителя.

 Хочется обратить внимание, что каких-либо тревожных «симптомов», позволяющих усомнится в том, что я являюсь матерью моих Детей полицией выявлено не было: я назвала все данные моих Детей, Дети были в добром здравии, по отношению ко мне проявляли себя так как дети ведут себя по отношению к матери, каких-либо сведений об угрозе жизни и здоровью Детей, исходящих от меня также в документах, составленных полицией не содержится.

 

Изъятие ребёнка из семьи (отобрание у родителей) в соответствии с действующим законодательством возможно только при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью в порядке, определённом ст. 77 Семейного кодекса Российской Федерации.

Но, при этом, во-первых,  отобрание ребенка производится органом опеки и попечительства, а, во-вторых, основанием для отобрания является не решение производящего отобрание органа опеки и попечительства, а решение органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо акта главы муниципального образования в случае, если законом субъекта Российской Федерации органы местного самоуправления наделены полномочиями по опеке и попечительству, выраженное путём принятия соответствующего акта.

          ИНЫХ ПРАВОВЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ОТОБРАНИЯ РЕБЁНКА У РОДИТЕЛЕЙ ДЕЙСТВУЮЩЕЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО НЕ ЗНАЕТ (!!!)

          Вследствие незаконного изъятия у меня Детей на основании Актов незаконным считаю также  распоряжение Управления опеки и попечительства по Щёлковскому муниципальному району, городским округам Лосино-Петровский и Фрязино от 14.03.2018 г. № 174-р «О признании нуждающимися в государственной защите и временном помещении несовершеннолетних Кенденкова Платона Денисовича 30.01.2017 г.р. и Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р., в организацию для детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей», на основании которого Дети первоначально были помещены в ГКУЗ МО «Фрязинский специализированный дом ребёнка», а впоследствии в ГКОУ МО для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Созвездие».

В соответствии со ч. 2 ст. 38 ч. Конституции Российской Федерации «забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей».  Согласно п. 1 ст. 64 Семейного кодекса РФ: «защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий».

Родители не могут принимать решения в отношении детей и выполнять функции законных представителей лишь в случаях, которые прямо предусмотрены федеральным законом, а именно ст. 69, 73, 77 или 64 ч. 2 Семейного кодекса РФ. Я не лишена родительских прав и не ограничена в родительских правах, решения об отобрании у меня Детей в порядке ст. 77 СК РФ или о наличии противоречий между моими интересами и интересами Детей в предусмотренном законом порядке не принималось. Таким образом, насильственное разлучения меня и моих Детей сотрудниками полиции на основании Акта является грубым нарушением требований действующего законодательства.

Считаю, что интересы моих малолетних Детей в первую очередь заключаются в совместном постоянном пребывании с любящей их матерью. Считаю, что противозаконным разлучением Детей со мной Детям нанесена сильнейшую психологическую травма, и я и Дети испытали сильнейшие страдания от разлуки, а Дети ещё и от  перемещения их в незнакомую обстановку, к незнакомым людям (за фактически три месяца Дети трижды меняли место своего пребывания и вынуждены были привыкать к новым условиям проживания и новым людям).

  Считаю, что действия и решения Административных ответчиков, законность которых оспаривается мной в рамках настоящего Административного иска, привели к нарушению прав моих малолетних Детей  жить и воспитываться в семье, права на родительскую заботу и права на совместное родителями проживание (ст. 54 СК РФ); к нарушению моего права воспитывать моего Ребёнка (ст. 63 СК РФ).

 

          В связи с указанным выше, руководствуясь ст.ст. 4, 124-127, 175-180 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

 

ПРОШУ:

 

1.     Признать незаконными действия сотрудников ОДН ОУУП и ПДН МУ МВД России  «Щёлковское» по изъятию у меня 07 марта 2018 г. моих малолетних  детей  Кенденкова Платона Денисовича 30.01.2017 г.р. и Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р.

2.     Признать незаконным акт выявления и учёта беспризорного и безнадзорного несовершеннолетнего  Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р., составленный инспектором  ОДН ОУУП и ПДН МУ МВД России «Щёлковское» младшим лейтенантом полиции Никитенкова А.Ю.

3.     Признать незаконным акт выявления и учёта беспризорного и безнадзорного несовершеннолетнего Кенденкова Платона Денисовича 30.01.2017 г.р., составленный инспектором  ОДН ОУУП и ПДН МУ МВД России «Щёлковское» младшим лейтенантом полиции Никитенкова А.Ю.

4.     Признать незаконным распоряжение Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Щёлковскому муниципальному району, городским округам Лосино-Петровский и Фрязино от 14.03.2018 г. № 174-р «О признании нуждающимися в государственной защите и временном помещении несовершеннолетних Кенденкова Платона Денисовича 30.01.2017 г.р. и Кенденкова Даниила Денисовича 17.02.2016 г.р., в организацию для детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей».

 

 Приложение:

1.     Копии административного искового заявления и прилагаемых к нему документов в количестве, соответствующем числу административных ответчиков и заинтересованных лиц;

2.     Копия  свидетельств  о рождении Кенденкова Д.Д. и Кенденкова П.Д.

3.     Копии актов выявления и учёта безнадзорного  и беспризорного  Кенденкова Д.Д. и П.Д.

4.     Копия акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Кенденкова А.В.   

 

 

 

 

 



Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://m.ivan4.ru/~l1sKY




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: